Метки сообщений ‘Голова’

КТО БЫЛ ОТЦОМ

Автор: Ходжа Насреддин

Пришлось Насреддину Афанди как-то заняться ремеслом прорицателя. Вскоре он прославился, и его позвали во дворец к Тимуру.

- Говорят, ты знаешь прошлое, настоящее и будущее,- сказал Тимур,- погадай мне о моих домашних.

- Все твои сыновья и жены в добром здравии. И отец твой здоров и благополучен.

- Клянусь, ты лжешь, прорицатель. Мой отец вот уже десять лет как покинул сей мир.

- Ваша милость, напрасно так говорите. Мое искусство меня не обманывает.

- Но мой отец мертв. За брехню я прикажу отрубить тебе голову.

- Но откуда ты знаешь, кто на самом деле был твоим отцом?

Самое удивительное в этой истории то, что свирепый Тимур не приказал отрубить Насреддину Афанди голову, а сделал его придворным прорицателем.

ЖЕНИТЬБА НА ВДОВЕ

Автор: Ходжа Насреддин

Насреддин женился на вдове, причем оказался ее четвертым мужем. Вскоре он тяжело заболел, жена села у его изголовья и стала причитать:

- На кого же ты меня покидаешь? Тут Насреддин поднял голову и сказал:

- На пятого дурака.

ПОД ЗЕМЛЕЙ

Автор: Ходжа Насреддин

Однажды зимним вечером жена Афанди долго сетовала на тяжелую жизнь.

Так я и умру в нищете! – плакала она.- Не одеяла у нас, а решета. Натянешь на голову – ноги раскрываются, укроешь ноги – голову продувает… И все потому, что у меня, несчастной, не муж, а тряпка…

Замолчишь ты или нет?! – воскликнул Афанди и, выбежав во двор, принес полный таз земли.

Что это? – спросила жена.

Земля!

Я вижу, что земля, а что с ней делать?

Укройся ею, тебе и будет тепло!

Да слыхано ли, чтобы люди укрывались землей?

- Отцы наши и деды наши вон уже многие годы лежат под землей, и ничего, молчат! – отвечает Афанди в сердцах.

ВЫИГРАЛ

Автор: Ходжа Насреддин

Была когда-то, рассказывают, у ходжи Насреддина телка. Ухаживали за ней по очереди: один день он кормит ее да поит, другой – жена.

Вот как-то раз пришла очередь жены задавать телке корм. А у соседей в тот день как раз играли свадьбу, и ей очень хотелось туда пойти.

- Поработай за меня сегодня,- сказала она ходже,- останься дома, покорми телку.

- Давай договоримся так,- сказал Насреддин.- Я останусь дома, а ты мне со свадьбы принесешь угощение. Но только оба все время будем молчать. Кто первый вымолвит слово, тот и пойдет кормить телку.

- Ладно,- согласилась жена.

И пошла на свадьбу. А ходжа остался дома.

И надо же было случиться, что в тот же самый день на городской окраине разбили свой табор цыгане. Цыганки разбрелись по улицам, стали заглядывать туда, сюда, высматривать, что бы стащить. Одна из них подошла к дому ходжи. Постучалась – молчание. Зашла в дом, увидела ходжу. Насреддин – ни слова. Цыганка стала шарить по всем углам, что ни увидит – берет и кладет в свой мешок. Насреддин – молчок. Тогда, не долго думая, она сняла у него с головы тюрбан. Ходжа и это вытерпел.

«Нет,-думал он про себя,-лучше я буду молчать, не то придется идти задавать корм телке».

Цыганка забрала в доме что могла – и была такова.

Тут вернулась жена, принесла ходже угощение. Увидела она, что весь дом разграблен, а у ходжи на голове нет даже тюрбана, и воскликнула:

- Что случилось, ходжа? Куда девались все наши вещи?

- Ага! – закричал в ответ Насреддин.- Ты первая заговорила! Иди вот, корми теперь телку!

ВРУНЬЯ

Автор: Ходжа Насреддин

Говорят, жена у Моллы была непревзойденной пройдохой. Однажды она должна была пойти в далекое село к своему отцу. Когда она собралась уходить, то сказала Молле:

- Смотри, Молла, я оставляю тебя на целый месяц. Вдруг ты за это время заглядишься на кого-нибудь. Если ты даже подумаешь о чем-нибудь таком, я поседею, зубы у меня выпадут, пальцы сгниют, стану я калекой, постарею, одряхлею и до самой смерти тяжким грузом буду висеть у тебя на шее. И все в доме ты будешь делать сам.

Через месяц она вернулась. Молла быстро откинул платок с ее головы и увидел, что она не поседела. Расспросил ее и убедился, что зубы на месте. Пожал ей руки и обнаружил, что пальцы здо-ровые. Он вздохнул с облегчением, словно гора у него с плеч свалилась; и щелкнул жену по носу.

- Ты большая врунья.

- Почему? – спросила жена. Молла, смеясь, ответил:

- Я вижу, голова у тебя не поседела, зубы не выпали, пальцы не сгнили.

Жена разозлилась, сердито поглядела на Моллу и сказала:

- А разве ты заглядывался на чужих женщин? Молла понял, что выдал себя, но быстро поправился:

- Что ты! Что ты! Ведь если бы я засмотрелся на кого-нибудь, то с тобой стряслись бы все эти несчастья.

ТЫКВЕННАЯ ГОЛОВА

Автор: Ходжа Насреддин

По улице шел имам с огромной, как котел, чалмой. Насреддина обуяло озорство, и он кинул увесистый камень в чалму. Но камень попал имаму в лоб.

Разгневанный имам поймал озорника и потащил к казню.

- Эй, негодный мальчишка, как смел ты бросить камень в уважаемого имама?!

Насреддин смиренно ответил:

- Простите меня, ваша милость! Увидев чалму, я подумал: не из железа ли его голова? Захотел проверить, и кинул камнем. Разве я виноват, что у имама голова не железная, а тыквенная!